Меню Закрыть

Блог

“Битва за Винтерфелл”, или Почему фэнтези считается низким жанром

Завтра юбилей Великой Победы, ставшей итогом величайшей войны в истории человечества. А ровно год назад шли заключительные серии “Игры престолов”, фэнтезийной пустышки, овладевшей умами миллионов. Как и положено по жанру, там множество эпичных битв. Одна из самых-самых – “Битва за Винтерфелл”, третий (из шести) эпизод финального сезона. Он исчерпывающим образом показывает нам, почему фэнтези считается – и справедливо – низким, легковесным жанром. Хотя и в этом жанре есть свои бесспорные шедевры, “Песнь льда и пламени” Дж. Мартина – один из них.

Но представьте, что в разгар битвы за Ленинград юная диверсантка Марьяна Старкова убивает Адольфа Гитлера кинжалом, закалённым в пламени Змея Горыныча. И в тот самый миг, когда бесноватый фюрер разлетается осколками льда, все самолёты люфтваффе разваливаются в воздухе, все айнзацкоманды рассыпаются и превращаются в ничто, а все солдаты вермахта оседают на землю, чтобы никогда уже не встать. Profit! “Наши победили”.

Представили? И каково? Галимый трэш, не так ли? Если для победы в Великой Войне Света и Тьмы достаточно пырнуть ножом ГлавГада – такая фэнтезийная победа ничего не стоит, она сразу обесценивает, обессмысливает, обнуляет все героические и неисчислимые жертвы, принесённые во имя неё обычными людьми. И это не Великая Война с инфернальным Злом, а недоразумение, игра-манипуляция, единственная цель которой – выдавливание из зрителей эмоций, а через эмоции – денег.

Подлинная великая война проходит через каждую семью, и каждый, кто сражается, вносит свой вклад в общую победу. В подлинных великих войнах против Зла никто – подобно дотракийцам или Безупречным в этой серии – не гибнет совершенно зря. В подлинных великих войнах ничего заранее не решено, история не подыгрывает одним, чтобы уничтожить других, и нет никаких мировых сценаристов, спасающих нужных героев в последний момент. В подлинных великих войнах простым людям не помогают боги, демоны или драконы. Простые люди побеждают самое могущественное зло безо всяких магических причиндалов, побеждают именно потому, что сражаются ВМЕСТЕ, сообща, за правое дело, слочённые идеей и могучей верой, и потому, что без их героизма не случится никакой победы. А не потому, что кто-то изловчился и пырнул главгада волшебным ножом.

Конечно, и в реалистической, твёрдой альтернативной истории можно убить Гитлера – но его многомиллионные армии от этого не рассыпятся, прозрение к обманутым народам не придёт, нацизм не исчезнет, на месте убитого антагониста возникнет другой, с ним всё равно нужно будет бороться. И даже после Великой Победы угроза возрождения тоталитаризма в какой-то новой форме, как мы видим, остаётся, даже нарастает. Ничего ещё не решено окончательно. Наши главные битвы – впереди. И это не тупые, пошлые потасовки “за железный трон”, которые навязываются людям только для того, чтобы подменить подлинную, настоящую реальность в их головах магической, ненастоящей. Такой, где не меняется ничто и никто, история – если этот круговорот дерьма в природе вообще можно назвать “историей” – вечно идёт по замкнутому кругу. Завлечь людей из подлинного мира в мнимый – вернейший способ сделать их слабее, глупее, податливее к реальному злу.

Главные битвы подлинного мира – это всегда и везде битвы за свободу, безопасность, честь, достоинство и справедливость, за выживание и за лучшую жизнь. Они ведутся в душе каждого и каждой, и проявляют лучшее и худшее, что есть в нас.

Этим реальность – и реалистическая фантастика – отличаются от нелепых фэнтезийных игр.

Read More →

Происхождение аватарианства из древнеегипетской религии

Важная и нужная статья в немецком “Шпигеле” о вере древних египтян. Основные реперные точки отмечены верно, и эта статья помогает лучше понять аватарианство, новую глобальную религию моего АИ-мира, выросшую из древней веры египтян. Чем более вы знаете и любите, чем вернее понимаете их веру, тем лучше и ярче раскроются перед вами аватарианство и “Божественный мир” в целом. И наоборот: если не знаете и не любите, если для вас Ра, Осирис, Исида, Сет, Нефтида, Гор и пр. – в том же ряду, что Зевс, Баал, Мелькарт, Перун и Локи, то и аватарианство не поймёте, будете считать язычеством. Нет, они в другом ряду, в том же, что и Яхве, и Христос: собственно, они этот ряд начали.

Древние египтяне знают только одного бога — бога-творца, у которого может быть несколько имен” – Птах, Ра, Амон, Атум, Хнум и т.д. “Аватары божества символизируют одного бога в разных ипостасях“, – указывается в статье, и в этом же самая суть аватарианства.

Аналогично, в аватарианстве боги-аватары – ни что иное как различные воплощения единого Бога-Творца, его ипостаси, “ответственные” каждая за свой набор сфер. А бог-император, он же фараон, в свою очередь, живое воплощение одного из аватаров, как фараоны древности считались воплощениями бога-сына Гора. Боги-аватары отвечают перед Творцом, а император-фараон, единственное божество в мире людей – перед аватарами Творца. “Я за всё в ответе, только я одна. В ответе перед теми, кто глядит на нас со звёзд и судит каждую живую душу в этом мире“, – так или иначе повторяет себе моя главная героиня.

Есть, конечно, и различия. Боги Египта антропоморфны или звероморфны, а в аватарианстве – никогда, там это трансцендентные сущности, ничем не похожие на людей или зверей. Непознаваемые и необъятные, они обозначаются отдельным понятием “что-то или кто-то” и называются в среднем роде – “оно”.

Оно – это и Бог-Творец, и его посланцы-аватары, и Асфет, силы Хаоса, антагонистичные Маат, Божественному порядку аватаров. Понятно, что у безликих трансцендентных сущностей нет и не может быть изображений. Творец – это не добрый дедушка на облаке, Асфет – не дьявол, не козлище и не Леворукий, аватары – не архангелы. Но есть аллегорические символы, которыми определяют аватаров: Феникс, Кракен, Саламандра и т.д., всего таких двенадцать. Изображения же допустимы для богов-людей, т.е. для императоров-фараонов. Их иконы в аватарианстве выполняют ту же роль, что в христианстве – иконы святых. В системе сложных многуровневых иерархий “Божественного мира” простые люди не могут воззвать прямо к верховному Богу или к его посланцам-аватарам, но могут – к богу-императору и всей “божественной власти”, т.е. к самому государству: оно и является подлинным богом для граждан, подробнее об этом см. в главе 32 “Наследников Рима”.

Птах-демиург и Маат-порядок

В “Саммите” король свободной Галлии, уже не язычник, а скорее скептик, запрещает ввоз в свою страну икон римской императрицы, справедливо усматривая в них орудия имперского прозелитизма. Но потом, пообщавшись с нею лично, он снимает свой запрет, так как понимает: можно запретить изображения, но невозможно запретить идеи. Идеи под запретом обретают ещё большую притягательность. Противостоять идеям можно только с помощью альтернативных идей, в честной и свободной конкуренции.

Аватарианство смотрит по-другому и на события древнейшей египетской истории, которые у нас проходят лишь по части мифологии. В “Прощании с Аммоном“, приквеле “Божественного мира”, Сет убивает своего старшего брата Осириса не из зависти и ревности – нет, нет и нет! – а из-за принципиальных мировоззренческих и политических разногласий. На мой взгляд, это куда более серьёзная причина для первого и главного братоубийства в человеческой истории. Сет по-другому, жёстче, циничнее и прагматичнее, смотрит на цивилизаторскую миссию нетеру (богов-посланцев). Не сумев убедить царственную чету Осириса и Исиду в своей правоте, Сет убивает брата и берёт власть в свои руки. Это запускает цепь трагических событий, которые в конечном счёте приводят миссию богов-нетеру к завершению, а их самих – к уходу с Земли; остаётся только Гор, родоначальник фараонов. Тысячи лет спустя, в АИ “Божественного мира”, аватарианство, новая глобальная религия, возвращает богов-аватаров Творца в новых обличиях и с новой миссией спасения и возрождения уже римской цивилизации.

Нефтида и Исида – Осирис и Исида

Этот последний момент очень важно понимать. Привычный для фэнтези троп “возвращения древних богов” здесь, в твёрдой и реалистической АИ, неактуален. В одну реку истории нельзя войти дважды. Мир изменился, он совсем не тот, каким был 10-12 тысяч лет назад, после Ледникового периода, в эпоху девственной истории, предшествующую началу Египта. Его уже не нужно цивилизовать с нуля. Это мир развитой эллинистической и римской Ойкумены, зороастризма, иудаизма и язычества, победоносных варваров и теснимых ими римлян. В этот мир Поздней Античности возвращаются не древние боги Осирис, Исида и пр., а новые, аватары-воплощения всё того же единого Бога-Творца, который был, есть и будет всегда. Если угодно, это их новый релиз, боги Египта (и Рима) 2.0.

Но вопреки бредовым трактовкам горе-читателей, пресловутых “заклёпочников”, в самих текстах нет – и никогда не было! – ни малейших свидетельств того, что божества или какие-то иные сверхъестественные сущности действуют в альтернативно-историческом мире реально. Боги-аватары реальны лишь в той мере, в какой они реальны для людей, которые в них верят. Подробнее об этом см. в разделе “Вопросы и ответы” авторского сайта.

Итак, аватарианство – модернизированная версия древнеегипетской религии для новой римской Ойкумены, мира победившей античности, который выжил и преобразился в постоянных схватках с варварами, а олимпийское язычество, иудаизм и христианство, взяв от них всё нужное, оставил на другой колее истории.

Read More →

Star Wars Day: и да пребудет с нами Сила!

Традиционный мемуар ко Дню Звёздных войн, сегодня я его расширил до статьи, в знак бесславного завершения саги Скайуокеров и триумфального – “Войны клонов”.

STAR WARS DAY: И ДА ПРЕБУДЕТ С НАМИ СИЛА!

Star Wars Day – профессиональный праздник поклонников вселенной «Звёздных войн». Мне повезло: я присутствовал в более-менее сознательном возрасте при самом её рождении и ещё помню, как травили «ЗВ» в советской прессе. В 1983-м, при Андропове, эта травля достигла апогея. Рейгановскую СОИ – «стратегическую оборонную инициативу» – ничтоже сумняшеся называли «программой звёздных войн», притом, что у нас в СССР, в отличие от остального мира, «Звёздные войны» не показывали. Мы осуждали их авансом, не особо представляя, о чём речь.

Впервые я увидел «Новую надежду» в полулегальном видеосалоне, на допотопном видеомагнитофоне, в таком ужасном качестве звука и картинки, что ничего практически понять не удалось, а проникнуться – тем более. Но уже в 1985 году, при раннем Горбачёве, в кинотеатрах вовсю шла «Империя» – та самая, которая наносит «ответный удар». Подобно большинству советских школьников, я был беден и не мог себе позволить лишних развлечений. Но на этот фильм ходил без счёту раз! Бывает, экономил на еде – но не на Дарте Вейдере.

Второй фильм лукасовской саги, он же пятый, и он же первый для меня, произвёл совершенно неизгладимое впечатление. Ничего подобного ни до, ни после со мной в кинотеатрах не бывало. В тот год я раз и навсегда уяснил для себя: Империя может и должна наносить сокрушительные ответные удары; повстанцы должны быть уничтожены, их армии – разбиты, а дикари, варвары и просто глупцы, идущие за демагогами и возымевшие дерзость восстать против имперской власти, приведены к покорности. И эту мою веру в дальнейшем не смогли поколебать ни заново отсмотренная «Новая надежда», ни «Возвращение джедая», ни новая приквел-трилогия, ни любые другие путешествия по фантастической вселенной Лукаса. Как сказал бы по такому случаю наш идеологический противник Йода: «На Тёмной стороне твои симпатии лежат, о юный подаван».

Эта вера ещё более окрепла, когда я получил образование политолога, и позже, когда стал публицистом и фантастом. Имперская идея так или иначе превалирует во всех работах вашего покорного слуги, идёт ли речь о возрождении России или же о противоборстве варваров и аморийцев в «Божественном мире». Не слабым, малым государствам с ограниченными ресурсами, но могучим мировым – затем и галактическим – империям принадлежит будущее, только они в состоянии дать адекватные ответы на вызовы истории; однако это будущее не возникнет само по себе, по мановению волшебной палочки, его нужно выстраивать самостоятельно.

“Звёздные войны” – космофэнтези, но восприятие конфликта во вселенной Лукаса – важнейший маркер отношения и к окружающей нас реальности. Симпатии заокеанских зрителей, естественно, на стороне повстанцев: сами США появились на карте мира как страна ребелов-иммигрантов, поднявшихся против великой Британской империи. Империя в “ЗВ” наделяется всевозможными жупелами тоталитарного господства, а её создатель и владыка Палпатин в конце концов превращается в карикатурного злодея, каким он не был прежде, в эру Лукаса, да и быть не мог. Его противники джедаи, наоборот, все показаны как рыцари без страха и упрёка, все за мир, добро и справедливость, все люди с Хорошими Лицами (хотя некоторые даже и не люди!), любого хоть сейчас зови на “Эхо Москвы”, будет обличать Путина с таким же азартом, как сражался с Палпатином. Хотя Путин, как мы понимаем, далеко не Палпатин.

Но даже пристрастные создатели Саги не в силах скрыть от зрителей того факта, что Империя на самом деле означает мир, безопасность и благо общества, а её падение приводит к хаосу, страданиям и гибели народов. Республика не может удержать в единстве сотни и тысячи населяющих Галактику народов. Джедаи полны гордыни и амбиций, готовы бесконечно сраться друг с другом. Но едва становятся у власти сами, как власть утекает из их бессильных, неумелых рук. Всё это мы проходили здесь, в России, и не раз.

Враги императора Палпатина, как заведённые, винят его в интригах и стремлению к абсолютной власти. Был ли другой путь? Конечно, Палпатин, будучи человеком высокообразованным и умным, сам с удовольствием избрал бы Светлую сторону Силы. Но ею полностью овладели джедаи, хуже того, они её узурпировали! А среди них всё решали старый маразматик Йода, самовлюблённый Мейс Винду и их гоп-компания, самозванцы, возомнившие себя вершителями судеб Галактики. Палпатин избрал Тёмную сторону, так как лишь её убийственная мощь могла положить конец джедайской скверне. Что же до абсолютной власти, такова была суровая необходимость: лишь могущественный император, действуя через подконтрольных ему губернаторов, способен управлять таким огромным и сложным организмом, как Галактика.

А кроме того, как справедливо подмечает мой товарищ и коллега Антон Первушин, на Тёмной стороне всегда в наличии защитные костюмы, респираторы и перчатки. Что в наши дни бывает очень актуально!

Итак, для жителей западного мира Галактическая империя Лукаса – Империя зла. А для нас, наоборот, греющий сердце миф-воспоминание о былом величии и, одновременно, образ будущего, которого наши противники до чёртиков боятся. Нам исторически близка Империя свободных, образованных, предпочитающих стабильность граждан, которые любят свою родину, лояльны государству и привычны к честному труду. Им же – ребелы: джедаи, мигранты, пираты, подпольщики-контрабандисты, вуки-эвоки, вот эта вся на дурку побеждающая космополитическая гопота.

Хочется верить, что не только в далёкой-далёкой галактике, но и здесь, в Млечном Пути, конкретно в Солнечной системе, на Земле, именно в нашей стране живёт тайный владыка ситх, который в подходящий момент решительно сбросит гнилые оковы Старой Республики, укротит лукавых нахлебников, победит коррупцию и наведёт твёрдый порядок, возродит державу в границах начала ХХ века, вернёт достоинство Империи и веру в государство – миллионам её граждан.

Фантастика? Возможно. Я сегодня выступаю как фантаст. Но это такая фантастика, в которую отнюдь не стыдно верить, которую не стыдно приближать к реальности, по мере скромных сил. Подобно многим своим сверстникам и единомышленникам, я родился в великой империи – в империи не менее, а более великой, хочу и умереть.

И да пребудет с нами Сила.

Read More →

Цифровые книги трилогии “Наследники Рима” эксклюзивно на Литмаркете

Четыре месяца прошли с тех пор, как новые книги трилогии “Наследники Рима” из цикла “Божественный мир” появились в интернет-магазинах. Те читатели, кто хотел приобрести печатные издания, уже сделали это или ещё сделают. Есть и такие читатели, кто, следуя веяниям информационного века, перешёл на цифровые книги полностью. И третьи, кто сначала читает с экрана, составляет своё впечатление, а потом определяется с покупкой книг для домашней библиотеки.

Все эти месяцы меня неоднократно спрашивали, будут ли “Наследники Рима” в электронной версии, чтобы читать эти новые книги с экрана е-буков, планшетов, ноутбуков, десктопов и даже смартфонов.

Да, будут. Уже есть! Для электронной публикации я выбрал новый, набирающий популярность портал Литмаркет. Его создали не какие-то сторонние товарищи, а проверенные френды и коллеги Никита Аверин и Дмитрий Рус, о которых знаю и кого читаю много лет (а программы Руса ещё и смотрю). На Литмаркете уже присутствуют Лукьяненко, Олди, Перумов и другие, писатели, чьё книги говорят сами за себя. А вчера увидел на Литмаркете авторский раздел Павла Рафаиловича Амнуэля: если и он там, прочь последние сомнения!

Все романы трилогии – “Нарбоннский вепрь“, “Боги выбирают сильных“, “Воскресшие и мстящие” – представлены на Литмаркете в расширенной и переработанной редакции 2020 года, полностью идентичной печатным книгам этого же года. Пиратские библиотеки больше не нужны! Забудьте также про Букмейт и даже про Литрес: вся новая трилогия размещена на Литмаркете ЭКСКЛЮЗИВНО, т.е. её можно будет читать там и более нигде (во всяком случае, в ближайшие три месяца, таковы правила портала).

Цена новых цифровых книг – 190 рублей, что в 3-4 раза ниже цены на печатные. Если кому-то кажется, что дорого, значит, им просто эти книги не нужны. Как показывает многолетний опыт, те читатели, кому они действительно нужны, сами представляют их цену и готовы платить на порядок больше; но я думаю, что установленная цена сейчас оптимальна. Разобраться, стоит ли всё это покупать и читать, можно с помощью авторского сайта, где представлена самая полная и достоверная информация о моих работах.

NB! Мои товарищи, кто приобретал малотиражное коллекционное издание 2017 года и/или поддерживал меня материально, могут получить доступ к новым книгам БЕСПЛАТНО, таков мой ответный подарок. Для этого достаточно зарегистрироваться на Литмаркете и обратиться ко мне.

Полагаю, сейчас, на майских каникулах 🙂 , пока #вседома, #лучшедома и #читайдома – именно такие книги вполне подходят для спокойного и вдумчивого чтения.

“Воскресшие и мстящие” на Литмаркете (по состоянию на 1 мая 2020, 15:00)

Получить доступ к цифровым книгам отсюда, с авторского сайта, можно через виджет-карусель в правой боковой панели или по прямым ссылкам в соответствующих разделах сайта.

Фрагмент виджета-карусели правой боковой панели
Read More →

ПАНДОРАВИРУС. План-тизер новеллы из цикла “Божественный мир”

Спросили, почему я, раз уж выступаю в качестве политолога-писателя-фантаста, не пишу фантастику про нынешнюю пандемию и мир после неё. “Разве это не ваша тема, пишут же в сборники?”

Да, моя. И не моя, смотря как воспринимать. Тема может быть одна, а подходы к ней разные, и разные возможности донести их до аудитории. Я всегда за то, чтоб расцветало сто цветов.

Но, во-первых, за 20+ лет не было ни единого случая, чтобы меня позвали в какой-либо сборник фантастики или взяли что-то готовое; совсем наоборот, обструкция – она и в сборниках обструкция, она всего и вся обструкция, что бы ни делал. А я лишён умения стучаться в двери там, где мне не рады. И ситуация сейчас, моя и в целом, совершенно не располагает писать в стол.

Во-вторых, у меня есть собственный проект. Авторский. Это дело моей жизни; если что-то и писать в стол, то туда. Есть альтернативно-исторический мир, тщательно прописанный, мир-платформа для моделей и идей, и есть история, религия, культура, экономика, политика этого мира, это всё рамки, в которых можно и нужно работать. Нет ни одной темы, задачи или идеи, которая может быть реализована в фантастике вообще и не может – в АИ-вселенной “Божественного мира”. Там всё для этого готово, приходи и делай.

И в-третьих, кто сказал, что не пишу? Пишу по мере возможности. Каюсь, идею новой вещи придумал не сам, её мне подала подруга. Я эту идею обработал, и она чудесным образом скрепила сюжет одного из будущих романов, дала именно то, чего ему многие годы не хватало. Хронологически эта вещь находится между первой трилогией и всеми уже опубликованными продолжениями цикла (причём ближе к продолжениям). См. также скрин, я выложил тизер новой вещи на сайт. Название рабочее.

Как видите, здесь не только и не столько про вирус. Используется привычный для “БМ” подход: тема, актуальная для нашего мира, помещается в другой контекст, где пространство вариантов больше, и там она свободно развивается. Результаты получаются весьма интересные, но все возможные аллюзии – на совести читателя.

Когда напишу, неизвестно. Если кто-то хочет дать свои ремарки или просто поддержать морально – буду рад. Если найдутся желающие поддержать и материально, т.е. оказать спонсорскую помощь – тем более скажу спасибо, это бы существенно ускорило мою работу.

Read More →

Ужасные и удивительные твари-мутанты в «Божественном мире»

Нападение лернейской гидры на корабль с мирными туристами! Стимфалийская птица хватает самолёт когтями и несёт сквозь шторм! Схватка Нарбоннского вепря с эриманфским! А потом – с волками-ликаонами, неизвестно как очутившимися в Галлии! Имперские легионеры в броне из шкур сехмута, немейского льва! Платье из перьев сирен, которое стоит дороже целого королевства! Гонки на гиппонгах, главные и самые зрелищные состязания Олимпийских игр в Темисии! Крокодил-эмпус, один способный разнести деревню и растерзать всех её жителей! Огромные осы-грайи, чей универсальный яд граин сделался важнейшим элементом аристократической и воинской культуры…

Узнаёте? Да, всё это уже есть в книгах цикла. Или будет в новых.

«Божественный мир» – это не только альтернативная история и драма, политические интриги и головоломки, борьба за право быть собой и свободно выбирать свой путь. Не только храмы, пирамиды и дворцы, аэросферы, дромосы, экранопланы, эффективные коммуникации и дух победившей античности. Не только аватарианство как новая глобальная религия и Pax Amoria как новый мировой порядок.

«Божественный мир» – ещё и мир чудовищных мутаций, вызванных Эфиром, таинственным околоземным объектом над Храмом Фатума в Мемноне. Там, где когда-то была сахарская пустыня, излучение Эфира сформировало новый мир, ещё более пугающий и непонятный. Известные нам животные мутировали так, что стали походить на чудищ древних мифов! Неудивительно, что аморийцы, сами наследники высокой античной культуры, и стали называть их так, как в древних мифах.

Их общее название – кабиры, и они реально существуют. Ими нередко пугают детей, хотя это слишком жестоко. Обычные люди стараются держаться от таких животных подальше, видят их разве что по видикону, в книгах или в зоопарках. Но кабиры существуют так давно, сотни лет, что стали частью привычной реальности, как в нашем мире белые медведи и акулы. Если кабиры вдруг исчезнут, мир станет другим, от экономики до литературы. Есть Эфир – есть и кабиры. Людям приходится с ними мириться.

Основные проявления мутации, общие для большинства кабиров: огромные размеры, порой значительно превосходящие размеры обычных животных сходного вида; повышенная агрессивность, вплоть до каннибализма; лучшая, по сравнению с «прототипом», оснащённость атакующими и защитными приспособлениями. Основные популяции кабиров обитают в т.н. Заповеднике мутантов — ареале радиусом 500-600 километров, считая от места слияния рек Шу и Маат (см. карту). Этот район, в отличие от пустынных, выжженных радиацией окрестностей Мемнона, родины мутаций, богат пищей, водой, имеет удачный, особенно для подобных существ, климат. В целом кабиры считаются вредной фауной, однако некоторые имеют важное хозяйственное значение. Аморийцы обычно выделяют 12 животных-мутантов, но на самом деле их больше, так как изучение Эфира действует на всю фауну. Ниже приводятся краткие описания основных видов кабиров.

Основные ареалы обитания кабиров на карте Империи

Итак:

Гидра, Лернейская гидра — хищная водная змея со щупальцами. Самое крупное из современных пресмыкающихся: длина — до 25 метров. Предки гидры обитали в Лернейских топях на границе Метиды и Стимфалии (откуда и название). Современный ареал обитания — нижнее течение реки Шу, река Маат в Стимфалийских горах, озеро Несс; отдельные особи добираются по реке Маат до Гелиополя; в солёных водах океана гидры не живут. Питаются гиппонгами и другими водоплавающими, в том числе крупными; каннибалы. Соперничают с эмпусами. Против гидры обычно используются патроны (капсулы) с граином. Особый вред причиняют судоходству, в силу чего район их обитания официально объявлен опасной зоной. Лернин, яд лернейской гидры, представляет собой сильнодействующую кислоту гнойно-зеленистого цвета; используется в хозяйстве. Экзотическая охота на гидр является одним из самым опасных видов развлечения патрисианской знати; люди, убившие хотя бы одну гидру, приобретают репутацию героев (гераклов второй степени). Аватар, покровительствующий гидре, — Кракен.

Для аморийцев гонки на гиппонгах – примерно то же самое, что для византийцев гонки на колесницах

Гиппонг — или “речной конь”, единственный крупный мутант, приручённый человеком, и единственный, кого мы могли бы назвать «няшным». Произошёл от дельфинов, заплывших или запущенных в реку Маат. Длина — до 5 метров. Обитает, главным образом, в реке Маат. Питается рыбой. На гиппонгах можно ездить, как на лошадях, или использовать в качестве тягловой силы для небольших судов (отсюда “речной конь”). Мясо гиппонга годится в пищу и считается деликатесом патрисианского стола. Среди новых пород гиппонгов — т.н. “курьер”: длиной 2-3 метра, он достаточно ловок, чтобы ускользать от гидр и эмпусов. Скорость гиппонга-курьера в воде — до 120 км/час, т.е. он в состоянии преодолеть реку Маат от Джоки до Гелиополя за трое суток (не считая остановок в пути); таким образом, использование гиппонгов с целью доставки корреспонденции по быстроте сравнимо лишь с применением аэросфер, а по экономичности не имеет себе равных. Однако надёжность таких вот животных-курьеров невысока, так как гидры и эмпусы тоже весьма ловки, особенно когда речь идёт о добыче. Аватар, покровительствующий гиппонгу, — Кракен.

Грайи — огромные осы, у которых оба глаза срослись в один. Длина — до 15 см (царицы). Обитают, главным образом, в Метиде и Стимфалии. Живут семьями. Питаются насекомыми и другими мелкими животными, в том числе птицами. Обычные грайи редко нападают на людей, если только в случае агрессии либо при отсутствии традиционной пищи. В последнее время появились грайи-вампиры, нападающие на людей и крупных животных с целью полакомиться свежей кровью. Как правило, после укусов грай люди умирают, хотя зарегистрированы случаи исцеления. Основное средство защиты от грай — особые дымовые шашки. Грайи выделяют сиропообразное вещество граин, — т.н. “мёд грай”, — являющийся сильнодействующим, высокоэффективным и удобным в применении ядом. Когда не остаётся иногда выхода, патрисианский кодекс чести требует предпочесть смертоносную капсулу с граином варварскому плену. Каждый офицер-патрис, а часто и плебей, носит такую с собой. Добыча граина является высокодоходным, хотя и чрезвычайно опасным промыслом. Аватар, покровительствующий грайям, — Симплициссимус.

Каркин — рак-мутант, хищник. Самое крупное из современных ракообразных: длина — до 1 метра. Обитает в реках Шу (нижнее течение), Маат (в районе Стимфалийских гор), озере Несс. Питается другими водоплавающими, нападает на животных крупнее себя, а также на людей. Способен клешней перерезать стальной лист. Переносчик опасных заболеваний, в том числе амёбной дизентерии. Промышляется ради панциря, из которого получают порошок каркин, применяемый в сельском хозяйстве как удобрение, кормовая добавка, в промышленности — как водоотталкивающее и огнеупорное вещество, и др. В пищу мясо каркина непригодно. Аватар, покровительствующий каркину, — Кракен.

Керы — ядовитые пауки-мутанты. Длина — до 30 см. Основные места обитания — Стимфалийские горы, Немейская долина, нагорье Танат. Питаются насекомыми и другими мелкими животными, в том числе птицами. Соперничают с грайями. Отлавливают свои жертвы с помощью особо прочных паутинных сетей. Нападают на людей только в случае агрессии со стороны последних, либо при отсутствии традиционной пищи. Укусы самок смертельны. Основное средство защиты — газовые шашки и патроны (капсулы) с граином. Сети кер широко используются в хозяйстве, например, для изготовления рыболовецких снастей. Аватар, покровительствующий керам, — Цербер.

Ликаон — обезьяноподобный волк-мутант, хищник. Длина тела — до 2 метров, хвоста — до 70 см, вес — до 300 кг. Обитает, главным образом, в Стимфалии и Метиде. Один из немногих кабиров, выживающих вдали от своего привычного ареала. Плотояден, каннибал. Умеет взбираться на деревья, скалы и пр. Бытует суеверие, что ликаон способен ходить на задних лапах и что во время эфирной бури ликаоны превращаются в оборотней. В силу этого ликаон — непременный персонаж аморийского фольклора. Для защиты от ликаона обычно используют патроны (капсулы) с граином. Хозяйственного значения не имеет. Охота на ликаона — вид развлечения патрисианской знати. Аватар, покровительствующий ликаону, — Цербер.

Орф — обезьяноподобный пёс-мутант; по другим версиям, орф всё-таки относится к приматам. Обычно вдвое меньше ликаона, но не менее опасен. Длина тела — до 1 метра, хвоста — до 1,5 м, вес — до 100 кг. Обитает, главным образом, в Батуту, Стимфалии и Метиде, но также встречается в Дориде и Ливии. Плотояден, каннибал. Предпочитает жить в пещерах, подземельях, тёмных и замкнутых пространствах, иногда на деревьях. Свой длинный хвост орф использует как щупальце и с его помощью передвигается, ловит и душит добычу. Умеет очень быстро перемещаться в лесу, вследствие чего получил прозвище “летающий пёс”. По общему мнению, орф — самое злое и умное существо среди кабиров, абсолютно враждебное людям; между тем, встречаются случаи приручения орфов и использования их против других людей. Орф способен караулить жертву несколько суток, нападает всегда внезапно, из засады; отсюда выражение: “Вероломен, как орф” (вообще орф — бранное слово). Для защиты от орфа обычно используют газовые шашки и патроны (капсулы) с граином. Охота на орфа — вид развлечения патрисианской знати. Аватар, покровительствующий орфу, — Цербер.

Сехмут, Немейский лев — лев-мутант, хищник. Длина тела — до 3 метров, хвоста — до 2 метров, вес — до 1 тонны. Первоначально обитал в Немейской долине вдоль реки Маат. Современный ареал обитания весьма широк — от гор Омфала на севере до Сиренаики на юге, от плоскогорий Метиды на западе до Ливийской пустыни на востоке. Один из немногих кабиров, выживающих вдали от своего ареала. Питается копытными, нападает даже на слонов и других хищников; каннибал. Для защиты от сехмута обычно используют газовые шашки и патроны (капсулы) с граином. Шкура немейского льва славится исключительной прочностью, из неё, в частности, делают разнообразное военное снаряжение. В связи с причиняемым сехмутом ущербом и ценностью его шкуры охота и промысел всемерно поощряются государством. Экзотическая охота на сехмутов является одним из самым опасных видов развлечения патрисианской знати; люди, убившие хотя бы одного немейского льва, приобретают репутацию героев (гераклов третьей степени). Сехмуты являются также наиболее примечательными животными в зоопарках крупных городов Империи. Аватар, покровительствующий сехмуту, — Цербер.

Сирены — птицы, удивительный феномен даже среди кабиров. Точное происхождение до сих пор неизвестно, обитают исключительно во влажных джунглях Сиренаики. Истинный облик неизвестен, поскольку люди, якобы видевшие сирен, не остаются в живых — считается, что сирены сводят их с ума своим пением. Средство защиты от сирен со времён Одиссея не изменилось, это немедленное бегство с заткнутыми ушами. Представляют серьёзную угрозу разведчикам и добытчикам леса; с другой стороны, являются естественными защитниками девственной природы джунглей. Перья сирен — яркие, разноцветные, переливающиеся подобно перламутру, — считаются драгоценнейшим, непревзойдённым украшением, символизируют высшую роскошь и знатность. Соответственна и стоимость: одно перо сирены стоит от 1000 до 5000 солидов. Ироническое выражение “потратиться на перо сирены” означает попусту вложить огромную сумму денег. Промысел перьев сирен является чрезвычайно доходным занятием. Кроме того, общественное мнение окружило его романтическим ореолом, отсюда выражение: “Добыть перо сирены”, т.е. совершить невозможное. Сочетание смертельной опасности промысла, препятствий, которые приходится преодолевать ради призрачной добычи, и фантастического барыша в случае успеха — все это привлекает всевозможных авантюристов, а также ловких посредников, и отсюда следующее выражение: “Продать перо сирены”, т.е. вмиг разбогатеть. Аватар, покровительствующий сиренам, — естественно, Химера.

Стимфалийские птицы — наиболее опасные из кабиров, грифы-мутанты, обитают в Стимфалийских горах, хищники. Самые крупные из хищных птиц: длина — до 3 метров, размах крыльев — до 6 метров. Живут поодиночке и небольшими колониями. Питаются другими животными, в том числе крупными; неоднократно фиксировались случаи нападения птиц на ликаонов, слонов и сехмутов. Каннибалы. Основное средство защиты от стимфалийских птиц — немедленное бегство в укрытие. Особый вред приносят нападения птиц на аэросферы, в силу чего район их обитания признан зоной, закрытой для полётов. Перья стимфалийских птиц применяются в промышленности; перья, когти и клювы считаются также великолепным украшением и в этом качестве приравниваются к драгоценным камням. Охота на стимфалийских птиц является самым экзотическим и опасным видом развлечения патрисианской знати; люди, убившие хотя бы одну такую птицу, приобретают репутацию героев (гераклов первой степени), а также право на реализацию трофея. Аватар, покровительствующий стимфалийским птицам, — Симплициссимус.

Эмпус — крокодил-мутант, хищник. Длина — до 12 метров. Современный ареал обитания — нижнее течение реки Шу, река Маат от озера Несс до границы Метиды и Кифереи. Эмпусы питаются гиппонгами и другими водоплавающими, в том числе крупными; каннибалы. В воде соперничают с лернейскими гидрами; в отличие от них, могут выходить на берег и охотиться на сухопутную фауну, где не имеют себе равных. Однако, в отличие от гидр, на корабли нападают редко. Основное средство защиты — патроны (капсулы) с граином. Кожа эмпусов — ценный материал. Охота на эмпусов официально запрещена из-за их малочисленности, однако процветает браконьерский промысел. Аватар, покровительствующий эмпусу, — Кракен.

Эриманфский вепрь, слоновый вепрь — кабан-мутант. Длина тела — до 3 метров, вес — до 500 кг. Имеет небольшой хобот, отсюда — “слоновый вепрь”. Обитает, главным образом, на плато Эриманф в Метиде, способен к акклиматизации в других районах. Травояден; но при нехватке традиционной пищи нападает на животных и людей. Малочувствителен к боли, что делает вепря особо опасным противником. Для защиты от эриманфского вепря обычно используют патроны (капсулы) с граином. Бивни используются в хозяйстве, мясо — для подкорма домашних животных. Охота на вепря — излюбленный вид развлечения патрисианской знати; люди, убившие хотя бы одного эриманфского вепря, приобретают репутацию героев (гераклов четвёртой степени). Аватар, покровительствующий вепрю, — Цербер.

Nota Bene! К сожалению, оригинальных рисунков, которые изображали бы конкретно эти существа, до сих пор нет. Пришлось, где это хоть как-то возможно, иллюстрировать картинками из интернета, имеющими некоторое сходство с кабирами «Божественного мира». Если бы кто-нибудь нарисовал их, я был бы очень благодарен.

Read More →

Иван Ефремов и фантастика мечты

На встрече со студентами в моей alma mater 2 года назад мне задали вопрос: какой писатель оказал на вас и ваши книги наибольшее влияние? Отвечать было легко: конечно же, Ефремов! Сегодня день его рождения. На этой фотографии – “самопальный” шеститомник Ефремова, мы с отцом собрали его из разрозненных изданий и сделали своими руками, и было это в конце 80-х годов прошлого века.

А ниже – мой текст 2012 года с сайта ИванЕфремов.рф:

ИВАН ЕФРЕМОВ И ФАНТАСТИКА МЕЧТЫ

Для меня это не просто любимый писатель моей юности, чьи книги прочитаны и перечитаны без счёту раз. Пожалуй, Ефремов – писатель, оказавший наибольшее влияние на меня как на автора социальный, психологической фантастики и исторического (пускай и квазиисторического) романа.

Давно заметил: следы Ивана Антоновича, его влияние находят в моём «Божественном мире» и те, кто, как и я, воспитан творчеством Ефремова; и те, кому его произведения активно не нравятся, кто хотел бы забыть о них, как бы отменить их и навсегда исключить из фантастики. Для первых такое влияние – неоспоримое достоинство, для последних – недостаток, причём один из самых знаковых, своего рода «чёрная метка» автору и его книгам.

Но неприязнь к Ефремову, фантасту-утописту прошлого столетия, романтику светлого коммунистического завтра, эта идущая вспять, из тёмного капиталистического сегодня, туда, в эпоху великих надежд и свершений, неприязнь – на деле не что иное, как ненависть постсоветского человека к своей возвышенной мечте, которую у него обманом отняли; жестокая обида на грандиозную Историческую Альтернативу, которая столь многое ему обещала, но так и не реализовалась.

Неудивительно, что многим таким людям прекрасные герои Ефремова сегодня кажутся плоскими, картонными, «ненастоящими» – в отличие, само собой, от совершенно настоящих, как теперь говорят, «жызненных» попаданцев, кочующих по мирам, векам и страницам книг – и медленно, но верно убивающим в фантастике великую мечту, которую и пестовал, как только мог, Иван Ефремов.

За минувшие после его смерти четыре десятилетия мир отверг коммунистическую утопию. Развилка состоялась; и мы сейчас живём внутри альтернативной реальности, альтернативной обществу по Ефремову, причём альтернативной принципиально и концептуально. Но высказанные им идеи актуальны и у нас – и более того: именно здесь, у нас, они и становятся по-настоящему актуальны! Например: «Тупость никогда не должна торжествовать – последствия неизменно бывают плохими», – таков императив Фай Родис, главной героини «Часа Быка».

Коммунистическая утопия по Ефремову в альтернативной истории, которую мы проживаем здесь и сейчас, оборачивается антиутопией. Ещё немного, по меркам истории всего какой-то миг – и ефремовский Торманс наступит прямо на Земле; но прилетит ли кто спасать этот наш тёмный мир, сам, добровольно выбирающий себе путь рабства и невежества?..

Думаю, теперь имеет смысл признаться, что среди моих предложений крупнейшему издательству страны ещё в 1998 году была и идея написать сиквел «Часа Быка», этого самого загадочного и неоднозначного из романов Ефремова. Идея дерзкая, амбициозная и, разумеется, очень обязывающая – но я чувствовал в себе силы создать такую книгу. Собственно, я ведь и взялся за её, но уже в рамках моего «Божественного мира». Идея же «Часа Быка 2» так и осталась всего лишь идеей… не пришлась ко двору.

В СССР Ефремова читали и любили миллионы. В постсоветской России его читают тысячи, в лучшем случае – десятки тысяч. В наши дни книги Ефремова не возглавляют рейтинги фантастики и исторического романа. Зато можно с уверенностью утверждать, что среди сегодняшних читателей-почитателей Ефремова случайных людей нет. Возможно, что количественно их меньше, чем у новомодных авторов, зато качественно гораздо больше – нас больше уже хотя бы потому, что мы читаем книги не только и не столько ради собственного развлечения. Мы читаем фантастику не затем, чтобы сбежать в неё из собственной стылой реальности, из этой наступающей на нас антиутопии – а затем, чтобы свою реальность изменить, исправить, выковать из неё лучшее будущее, пускай уже не для себя, так для потомков.

Великая мечта Ефремова, она как горизонт, недостижима. Но двигаться к ней необходимо, если мы хотим, чтобы наши собственные дети были умнее, а не глупее нас; чтобы у них хватило сил и воли исправлять наши ошибки; и чтобы они, вообще, читали книги, а не цитатники вождей и не инструкции по выживанию. Как минимум, нужно признать право «ефремовской альтернативы» на полноценное литературное существование и перестать гнобить её, ущемлять, где только возможно.

Read More →

Как работает альтернативная политическая система Аморийской (Новой Римской) империи

Три месяца назад, когда эпидемия коронавируса лишь начиналась и ещё не вышла за пределы Китая, в центре внимания в России были поправки в Конституцию, они означали самую серьёзную за всю её тысячелетнюю историю заявка на усложнение политической системы. Несомненно, эта тема вернётся во главу повестки, как только острота эпидемического кризиса пройдёт.

И я вновь адресую тех, кому она интересна, к своему “Божественному миру”, к устройству Аморийской/Новой Римской империи (которая и есть аллюзия нашей Российской/Советской империи). Среди известных стран и вымышленных миров там самая сложная, гибкая, многослойная политическая система. Эта система настолько запутанна, что даже те, кто правит в ней, не понимают до конца, как она устроена. Но внимательный читатель в состоянии понять, для него это хороший тренинг и путеводитель по истории, политологии, культурологии, etc.

Сама модель конституционной теократической монархии в нашем мире не встречается, она была разработана мной специально для АИ-вселенной “Божественного мира”. Как и распределённая система принятия политических решений – совсем не наше разделение властей по Монтескье. Власть в руках аристократов, чьи фракции сменяют друг друга у руля правления; но они должны опираться на бюрократию, меритократию и территориальные элиты, а сотрудничать с магнатами (бизнес-олигархией); всем вместе нужно слушать учёных иереев, которые толкуют законы, и уважать выбор полноправных граждан (демократию); причём работает весь этот сложный, разветвлённый механизм это под сенью универсалистской теократии – явной (бог-император-фараон) и тайной (посвящённое жречество). Никто не может узурпировать правление, как часто бывало в Древнем Риме. И никто не в состоянии разрушить! Но сама себя – вполне; впрочем, это уже другая история.

Сейчас же давайте посмотрим, как устроена эта альтернативная политическая система и кто реально правит в ней. В России, как мы уже неоднократно наблюдали, глава правительства может появиться словно бы из ниоткуда и за один день сделаться вторым лицом в стране; но президент останется при этом первым.

В Аморийской империи всё по-другому! Там глава правительства и есть реальный правитель государства, это место – главный приз для политических акторов, именно вокруг него ведётся вся борьба в трилогии “Наследники Рима”.

Причём в первом томе эта борьба начинается и разгорается, во втором проходит через длинный, извилистый квест интриг и многоходовок, в третьем окончательно запутывается, имперские политики теряют контроль над процессами, которые сами же спровоцировали: уже не они управляют событиями, а события – ими.

Как сказано выше, Амория – конституционная теократическая монархия. Божественный император – фигура сакральная, ему принадлежит суверенная власть, но он не правит, а царствует, освящая собой всю нижестоящую пирамиду. От его (её) имени правит Империей первый министр.

Важный нюанс: в нашем мире конституционной демократии, чтобы сделаться главой правительства, обычно нужно получить одобрение нижней палаты парламента. В Британии – Палаты общин, в Германии – бундестага, в России – Думы.

В Амории же необходимо собрать большинство в обеих “палатах” – и среди делегатов, и среди сенаторов. Сенат Империи составляют представители княжеских семей, высшей патрисианской знати. А делегаты избираются плебеями, т.е. простым народом. Те и другие обычно находятся в контрах, и удовлетворить одних, не возбудив недовольство других, – весьма нетривиальная задача. И в Сенате, и среди делегатов есть свои фракции, чьи интересы также нужно учитывать. Иначе назначения не получить.

На практике это означает, что первым министром обычно становится представитель[ница] одной из двух сенатских фракций – оптиматов или популяров. Первые выражают интересы самых видных княжеских семей, крупнейших землевладельцев, высшего генералитета и столичного чиновничества. Вторые – менее знатных князей и остальных патрисов, магнатов (олигархии), территориальных элит. Как правило, у оптиматов более сильные позиции в Сенате, у популяров – среди делегатов народа.

Будучи плебеем, добиться должности первого министра почти невозможно: сенаторы плебея не поддержат никогда, а плебейские делегаты сенатора – поддержат, куда им деваться, но потребуют что-то взамен. Вернее, потребуют плебейские магнаты, та самая бизнес-олигархия, которая финансирует избирательные кампании и стоит за большинством из делегатов. Эта система высококонкурентна, предполагает постоянный поиск компромиссов и в то же время гарантирует, что власть достаточно сильна, но не безответственна. Здесь возможны самые невероятные союзы и договорённости.

Например, София Юстина, глава фракции оптиматов, помогла своему злейшему врагу Кимону Псарику избраться трибуном, вождём плебеев, чтобы потом шантажировать его (было чем) и склонить на свою сторону. А Корнелий Марцеллин, глава популяров, пока София уезжала из столицы, устроил заговор, объединил всех недовольных её правлением, колеблющимся наобещал всевозможные печеньки – в итоге и популяры, и значительная часть оптиматов проголосовали за него в Сенате.

Итак, сделаться первым министром крайне сложно, даже имея на руках все карты: что угодно может их смешать. А нарушить установленный порядок выборов нельзя – тогда Курия, высшая судебная власть, объявит их недействительными. Император может заартачиться и задержать эдикт о назначении. Наконец, теоретически может вмешаться синклит Храма Фатума, та самая тайная теократия, никак не прописанная в Конституции, но способная влиять на всё и на всех, и навряд ли кто посмеет её ослушаться. В Древнем Риме ничего такого не было, а у его наследников – есть!

Но пройдя все круги этого квеста и получив, наконец, эдикт о своём назначении, первый министр может выдыхать! Отныне его власть крепка, он волен проводить политику какую хочет, назначать в своё правительство кого желает и править столько, сколько хватит сил. Тит, отец и предшественник Софии, правил 20 лет, их клан Юстинов – 500 лет (конечно, с перерывами).

Свергнуть первого министра так же сложно, как и стать им. Требуется всё то же самое: сначала вотумы, но уже недоверия, в обеих палатах, затем императорский эдикт об отставке правительства. Если что-то будет сделано не по закону, Курия может объявить эту отставку недействительной, и тогда первый министр с триумфом вернётся к власти, а его противники, как минимум, посрамлены. Таким образом, положение правителя в альтернативной политической системе Амории (Нового Рима) более чем прочное.

Но если правитель начнёт безобразничать, на него быстро найдётся управа. Кидать союзников, нарушать договорённости, подрывать балансы сил и интересов, ввязываться в авантюры – себе дороже. Сенаторы и делегаты, непримиримые враги, чуть что пойдёт не так, могут объединиться и вынести вотум недоверия, тогда правительство падёт, и всё придётся начинать сначала. Инстинкты самосохранения в этой системе, пережившей родовую травму V века, колоссальны.

Для её стабильности не так уж важно, кто у власти. Принципиальной разницы между правителями-оптиматами и правителями-популярами нет. Те и другие, как писалось в старых учебниках, “выражают интересы господствующего класса”. Те и другие – верные адепты строя. Те и другие исполняют своё предназначение – а в чём оно, достоверно знает лишь та самая тайная теократия в Храме Фатума. Посвящённое жречество мыслит не годами, как политики, и даже не десятилетиями, как государственные мужи, а столетиями, эпохами. Разница в деталях присутствует всегда, эти детали могут быть важны, в них может скрываться дьявол.

Всё это есть и будет в книгах.

Read More →

Празднуют ли Пасху в “Божественном мире”?

А вот интересный вопрос: может ли отмечать Пасху Христову человек иной веры? Понятно, что не иудейской. Например, аватарианской? (Кто не в курсе – это новая альтернативная религия, разработанная мной для цикла “Божественный мир”).

Ответ даёт история античного Египта. Будучи частью Римской империи, он принял учение Христа охотнее, чем все три имперские столицы – Рим, Константинополь и Александрия. Почему так?

В Александрии, городе греческом, а затем и римском, где правили язычники, учение Христа шло туго, с постоянными разночтениями и конфликтами – вспомните, например, трагическую историю учёной Гипатии. Но в египетской провинции, хранившей верность древним богам, люди сразу распознали во Христе своего Осириса. Умирающий и воскресающий бог, несущий благо и любовь – это же он, Осирис! И он же Гор, божественный младенец, бог-фараон, священный царь, рождённый от Исиды-Богоматери. Египтяне увидели в христианстве свою истинную религию в новом обличии.

Соответственно, и аватарианство, само выросшее из древнеегипетской религии, способно распознать своего древнего бога под разными именами и обличиями. Роковой контрапункт между христианством и аватарианством, делающий эти религии несовместимыми, состоит в другом: христианство не признаёт аватаров (воплощения) Творца богами – и вообще не признаёт их, – а аватарианство отрицает Бога-Сына, ибо Творец мира сущность трансцендентная и непознаваемая, у не может быть никаких человеческих сыновей. Поэтому христианскую Пасху в “Божественном мире” не празднуют, но отмечают день рождения Осириса, первый из пяти-шести добавочных дней между декабрём и январём, и день его воскресения (в конце марта – начале апреля). То есть, отмечают Пасху – но свою.

Вот так переплетаются история реальная и альтернативная.

См. также новеллу-приквел “Прощание с Аммоном“, где вся история Осириса, Исиды, Сета и Нефтиды представлена под призмой палеоконтакта и прогрессорства, как неотъемлемая часть истории цивилизации людей.

Read More →

Эллинороссия: второе дыхание Ромейской империи

Ещё одна рецензия – на “Эллинороссию” Дмитрия Володихина. Вернее, развёрнутый отзыв. Он появился в прошлом году… на Фантлабе. Потому что других вариантов публикации не нашлось. Если бы они нашлись, была бы настоящая рецензия, вещь того стоит.

Об “Эллинороссии” я также пишу в статье “Лабиринты альтернативной истории” (полная версия).

Весной 2019 года я случайно увидел в новом сборнике серии «Моремания» повесть Дмитрия Володихина «Русь заморская» и сразу заинтересовался ею. Автор известен как учёный, публицист, писатель, последовательный и неутомимый популяризатор русской истории и традиционных имперских ценностей. То есть, понятно было, что от него ждать. Но повесть превзошла мои ожидания. Это оказался редкий в наши дни подарок поклонникам твёрдой, классической альтернативной истории, исторического детектива, гуманистической утопии. А затем я узнал, что «Русь заморская», она же «Ромейское море» – лишь первая часть «Эллинороссии», цикла, в котором альтернативная истории проходит сквозь века от самой точки бифуркации (развилки, расхождения с писаной историей) до наших дней.

Книга, изданная осенью, скорее, всё же не роман, а сборник. В него, наряду с повестью, входит ещё ряд рассказов. Части цикла связаны общим АИ-миром, где происходит действие, и идеями, они проходят через всю книгу.

Представьте себе мир рубежа XV-XVI вв., самое начало эпохи великих географических открытий. Испанией правят Изабелла и Фердинанд, отправившие Колумба на поиски Индии, есть и сам Колумб, но в весьма неожиданном качестве; на московском престоле, как и должно в это время, Иван III – но он в АИ-мире Володихина не только и уже не столько великий князь, он… полновластный царь, василевс, могущественный византийский император! А Византия, то есть Римская/Греческая империя, старое царство ромеев, слившись с Русью, впитавши её молодые и живительные силы, не только воспряла, но обрела вторую жизнь, теперь это единственная сверхдержава, доминирующая и в Старом, и в Новом Свете. Как при Константине Великом имперская столица переместилась из Рима в Константинополь, так и теперь, при русских василевсах, она закономерно перемещается из Константинополя в Москву. Москва становится Третьим Римом, космополисом, новым Царьградом уже не только в переносном, метафорическом значении, но и в самом буквальном.

Соответственно, правит в Новом Свете, на острове Святого Воскресения (в Доминикане), где происходит действие повести, не испанский губернатор от имени их католических величеств, а наш, то есть ромейский стратиг, именем царя и василевса Иоанна Васильевича, – князь Глеб Белозерский. Рядом с ним трудится митрополит Герман, просвещает туземцев-язычников. В отличие от латинян, привыкших, как мы знаем, насаждать Христову веру в Новом Свете огнём и мечом, православные ромеи действуют терпением и убеждением, святым словом и своим примером, они гуманны и честны, для них новообращённые туземцы – не рабы, а неофиты, собратья по вере.

Но, разумеется, находятся люди, которые желают подорвать величие вновь возродившейся империи, натравить греков и русских друг на друга, а потом армян и сербов, и болгар, и остальных. На острове хранится книга, способная стать в руках врагов убийственным оружием против имперского и православного единства. Эту книгу похищают. Так в альтернативно-историческую ткань повести вплетается детективная интрига. Грек Феодор Апокавк, патрикий Империи, посланник самого василевса, должен найти и разоблачить вора. Если он не справится, если опасная книга всплывёт в Европе и окажется в руках врагов, то быть большой беде…

Язык «Руси заморской» может показаться сложным, архаичным, он стилизован под византийские хроники и старомосковскую речь – но оторваться невозможно, я прочёл весь текст в один присест.

И вскоре выясняется, что не только первая повесть являет нам достойную языковую стилизацию, но и все последующие рассказы стилизованы под язык соответствующих им эпох русской истории.

В «Ином сказании», второй части «Эллинороссии», мы встречаем князя Дмитрия Пожарского в самый разгар Смутного времени. Ему предстоит принять труднейшее решение, от которого зависят судьбы царства и отечества. И он почти это решение принимает – оно означает новую междоусобную войну, и бедствия, и кровь, и жертвы без конца и края – но вдруг появляется… попаданец! Как попаданец?! Это же твёрдая, классическая АИ! Здесь такие не ходят, в чистой АИ попаданцев быть не может, не должно. Но автор смело раздвигает рамки жанра, у него появление пришельца из иной, альтернативной реальности обоснованно, сам попаданец оказывается в тему и к месту, и очень вовремя. После его рассказа картина мира в глазах Дмитрия Пожарского меняется и складывается по-новому. Рождается спасительная историческая альтернатива. Московское царство приходит от смуты к долгожданному миру.

«Умелец технэм» – третья и самая необычная часть книги. Здесь, в пространстве классической альтернативной истории, царствует настоящая научная фантастика с элементами криптоистории и, совсем немного, мистики и фэнтези. Я никогда не наблюдал в АИ такого сочетания. Казалось бы, мир тот же, мир Эллинороссии, но он адресуется к древнейшим тайнам мировых цивилизаций, к загадочным «технэмам», которые несут угрозу жизни, их необходимо, как сапёрам мины, обезвреживать и разбирать. Параллельно в ткань текста вплетается вечная тема любви и долга. Что выберет ромейский (русский) инженер?

Здесь также возникают первые сомнения в устойчивости этого АИ-мира: он, подобно своему предшественнику, миру исторической Византии, не особо дружит с научно-техническим прогрессом. Но глубокая духовность не заменит военной мощи, лишь она способна обеспечить выживание. Любая духовность лишь тогда чего-нибудь стоит, когда умеет защищать себя с оружием в руках.

Завершают книгу совсем небольшие (и на мой взгляд, не такие удачные, как первые три части сборника) рассказы «За нумизматикой» и «Кандагар». Как и в предыдущих частях, «писаная», привычная нам реальность и альтернативная, эллинороссийская, идут рука об руку. Автор вновь и вновь напоминает credo своей новой книги: мирная, достойная альтернатива есть всегда! Всегда есть шанс обойтись без бедствий, войн и революций, без террора и репрессий, или хотя бы уменьшить их горькие последствия. Следуя своим убеждениям и своему авторскому выбору, Володихин видит этот шанс в сбережении христианской веры и традиционных имперских ценностей. В мире Эллинороссии наша страна была и остаётся народной, православной монархией, самой мощной и авторитетной империей на планете, за нею – правда.

А весь эксперимент с социализмом автор изящно отправляет в… Крым, где действуют грамматик Ленин, логофет Свердлов, архонтесса Розалия Землячка, комес варварской конницы Феликс Дзержинский, да ещё «товарищ Троцкий, трапезит с душой стратега». Вот так ответ Аксёнову с его «Островом Крым»!

Изящного исторического троллинга в этой книге немало, но обижаться на него не стоит; важнее, на мой взгляд, сама альтернатива, она проповедует добро и зовёт в светлый мир. Здесь нет «чернухи» и законченных злодеев, все герои – в той или иной мере благородные, порядочные люди, худшее, на что они способны, это ошибиться, оступиться, согрешить; но искреннее раскаяние и истинная вера всегда помогут искупить ошибки и грехи.

Да, созданная в «Эллинороссии» АИ-реальность – утопия, но это позитивная, аутентичная, гуманистическая утопия, в которую веришь и где так хочется остаться навсегда. Автор убедительно показывает, в какой гармонии могут жить и совместно трудиться люди самых разных стран и страт, когда они веруют в одного Бога и верны своей единственной матери-империи. Ни Рим, ни Византия, ни Российская империя не пали, не погибли, не ушли в историю – они живы, пока владеют нашими мечтами, пока мы думаем о них и находим в их былом величии вдохновение для строительства собственной жизни.

Read More →